Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Как в Вятке губернатора «убивали»

Кто и зачем хотел убить губернатора в 1905 году, и что пошло не так?
Оказаться в нужном месте и в нужное время — это про Валериана Николаевича Шкляева. Будучи гимназистом, он стал единственным свидетелем покушения на вятского губернатора Горчакова 17 октября 1905 года, а через много лет рассказал об этом событии в своих воспоминаниях. Кто и зачем хотел убить губернатора, и что пошло не так? «Бизнес Новости» продолжают публиковать выдержки из книги «Моя жизнь» Валериана Шкляева.
«Маньяк какой-то»
«...Когда я перешел в седьмой класс гимназии, в нашем классе появился Иосиф Левитский, сын чиновника, переведенного в Вятку откуда-то с Запада. Я быстро сблизился с Иосифом и одно время сидел с ним на одной парте. Иосиф был ярый эсер. А я, как уже писал, был под сильным влиянием большевиков. Мы были с ним довольно дружны, но, несмотря на это, жестоко спорили – я отстаивал в спорах линию большевиков, а он – эсеров. В частности, был он убежденным сторонником терроризма, каким-то прямо-таки одержимым. Стоило посмотреть не него во время наших споров – глаза сверкают, лицо безумное, волосы торчат – прямо маньяк какой-то. Знал я от него, что связан он с эсеровским подпольем.

Сергей Горчаков, вятский губернатор.
В апреле 1907 года Иосиф был арестован и посажен в тюрьму. Вышел он из тюрьмы в начале осени. Из гимназии он был, конечно, уже исключен и продолжить учиться не мог. Но я продолжал встречаться с ним, ходил к нему на квартиру. Жил он отдельно от отца, один в комнате. Помню, однажды, когда я был у него, он показал мне чемодан, полный револьверов. В половине октября 1907 года он намекнул, что у него есть бомба. 17 октября (старого стиля) праздновалась годовщина манифеста 17 октября 1905 года, которым царь «хотел втереть очки» народу, пообещал свободу, парламентский строй, демократию. В этот день устраивалось торжественное богослужение в Кафедральном соборе. Недалеко от собора я встретил Иосифа Левитского. Идет это он, руку держит в кармане пальто, с таким видом, как будто в кармане что-то есть.
Подойдя ближе ко мне, он незаметным жестом указал мне на карман и прошел дальше. Я сразу сообразил, что в кармане у него бомба, и решил проследить его. Вижу, Левитский зашел в собор. И тоже проник в него. Стоит Левитский среди людей и держит руку в кармане. Обедня уже кончилась. Я постоял еще некоторое время в церкви и затем вышел из нее. Левитского на том месте, где я видел его в церкви, уже не было. Значит, он вышел из церкви раньше меня».
Collapse )

Учеба. Вятка. Гимназисты против реалистов.

Гимназисты (учащиеся мужской гимназии в Вятке) и реалисты (воспитанники реального училища), оказывается, всегда враждовали и даже дрались. А преподаватель французского в гимназии Исидор Иосифович Де-Фриу с трудом изъяснялся на русском и говорил: «Следушши субото, писменни работо», - непременно обрекая класс на приступ безудержного веселья. «Бизнес Новости» продолжают публиковать выдержки из главы «Учеба. Вятка» книги «Моя жизнь» Валериана Николаевича Шкляева, уроженца Белой Холуницы.


«Александра Васильевна родила урода»
«... Я хорошо выдержал вступительный экзамен в первый класс гимназии, показавшийся мне что-то уж очень легким. У портного Аверкова, жившего у Стефановской церкви, мне сшили форменную одежду – серое пальто с хлястиком... куртку-гимнастерку ... брюки на выпуск – все из одинакового серого форменного сукна... Купили широкий ременный пояс с медной пряжкой и буквами В. Г. (Вятская гимназия).


Мужская гимназия в Вятке. На фуражке и поясе учащихся гимназии значились буквы: ВГ (Вятская гимназия). За это «реалисты» дразнили «гимназистов» «вареной говядиной».

Реалисты носили подобную же форму, только пальто у них было черно-зеленого цвета, канты желтые, пуговицы позолоченные, желтые, а буквы на фуражке и поясе – АВРУ или ВАРУ. По поводу этих букв у гимназистов и реалистов ходили также толкования: ВГ – это «вареная говядина», объяснялось это исторически тем, что лет 100 перед тем у мундира гимназистов был красный воротник, цвета красной говядины. А АВРУ у реалистов, якобы, означало – «Александра Васильевна родила урода», а ВАРУ – «вару на копейку».

Между гимназистами и реалистами была этакая мальчишеская рознь, длившаяся, неизвестно почему и за что, десятилетиями. При встрече дразнили друг друга – «вареная говядина», а гимназисты упоминали «Александру Васильевну» и ее «урода» или «вар». Бывало, что дело доходило до драк, впрочем, в общем, довольно легких, увечий не было. Надев форму гимназиста, я сразу усвоил гимназический патриотизм и стал принимать участие в стычках с реалистами с упоминанием «Александры Васильевны», «урода» и «вара». Конечно, в старших классах на все это мы стали смотреть иначе».

Collapse )

Какой была вятская школа на рубеже XIX и XX веков?

Так называется одна из глав книги «Моя жизнь» Валериана Николаевича Шкляева. Шкляев, уроженец Белой Холуницы, трудился над книгой больше 10 лет и оставил любопытным потомкам занимательные картинки из жизни Вятки. Итак, снова в школу? В школу рубежа XIX и XX веков.
Школа не для всех
«Осенью 1899 года мне исполнилось 10 лет. По традициям того времени надо было думать о моем учении. Собственно говоря, как я писал, нас учили дома, и учили не хуже, если не лучше, чем в младших классах тогдашних школ и училищ. Но учения дома, как бы хорошо они не проводились, были неофициальными, недостаточными и никаких прав не давали. Это ясно.
В те годы школ и училищ было мало, и они могли охватить только меньшинство детей. Да и принимали туда детей с разбором. И этот отбор выражался, прежде всего, в материальных условиях, школы были далеки от дома, детей надо было содержать отдельно от семьи, за учение платить и т. п. Ясно, далеко не всем, вернее, ничтожному меньшинству семей было под силу обучать своих детей в школах. Многие дети оставались без всякой учебы.
Сеть начальных школ была редкая и рассчитанная на обучение не всех детей района действия школ, какой-то их части, непременно какой-то части, но, ни в коем случае (сохрани боже!) не всех...
Средние школы до революции были очень немногочисленны. В Вятской губернии было одиннадцать уездов. И в каждом уезде (а это в три-четыре раза больше современных сельских районов) было не больше одной-двух средних школ...
На всю губернию была только одна мужская гимназия – в Вятке. И только к концу моего пребывания в гимназии была открыта вторая мужская гимназия в Вятке. Больше было реальных мужских училищ. На 11 уездов было (точно не помню) не больше 5–6. Реальные училища отличались от мужских гимназий, во-первых, более кратким периодом обучения – 7 лет вместо 8, хотя имели обычно приготовительный класс, чего не было в гимназии. Во-вторых, реальные училища отличались программой – было больше в них математики, не было древних языков, не изучалась древняя история.
Collapse )